Русский курьер
14 Января 2005

Ностальгия по оккупации

Председатель ультраправого Национального фронта Жан-Мари Ле 
Пен решил загодя внести свою лепту в празднование 60-летия 
победы над фашизмом. За несколько дней до торжеств, 
посвященных освобождению узников Освенцима в 1945 г., 76-
летний лидер ультра заявил, что "во Франции немецкая оккупация 
не была особенно бесчеловечной, хотя и случались "накладки" в 
стране площадью в 550 тысяч квадратных километров".
В подтверждение своего тезиса о "гуманности" оккупантов он 
поведал историю о немецком офицере, который хотел расстрелять 
всю деревню после того, как местные партизаны - макизары 
пустили под откос железнодорожный состав. Тогда в дело 
вмешалось гестапо Лилля, которое не допустило расправы над 
мирными жителями. "Если бы немцы, как это принято считать, 
действительно повсюду устраивали массовые казни, то им не 
понадобились бы концентрационные лагеря для депортированных", 
- отмечает Жан-Мари Ле Пен, который постоянно твердит о том, 
что его отец погиб от рук фашистов.
В интервью ультраправому журналу "Ривароль" глава 
Национального фронта поставил под сомнение сам факт резни, 
устроенной гитлеровской дивизией "Рейх" 10 июня 1944 г. в 
деревушке Орадур-сюр-Глан, во время которой погибли 642 
местных жителя. Согласно одной из версий, распространяемой 
французскими неонацистами, в церкви, в которую фашисты согнали 
все население этой деревни, партизаны хранили взрывчатку. И 
расправа была, мол, не более чем "возмездием" за их 
"подрывную" деятельность. Наконец, Ле Пен обратился с призывом 
к своим соотечественникам освободить страну не только от "ига" 
Европейского союза и глобализации, но и от лжи, которая 
"извращает" историю страны.
Очередная выходка лидера ультра, за которого по-прежнему 
голосует около 15% французского электората, получила отпор со 
стороны властей. Сам министр юстиции Доминик Пербен 
потребовал, чтобы прокуратура провела расследование, 
касающееся последних заявлений Ле Пена. Со своей стороны, 
Движение против расизма и за дружбу между народами намерено 
подать в суд на Ле Пена и на "Ривароль". "Его слова оскорбляют 
память миллионов жертв фашизма. Он испытывает ностальгию по 
нацизму и выступает адептом ревизионизма", - заявил министр по 
вопросам солидарности и здравоохранения Филипп Дуст-Блази.
Ле Пен, отмечают историки, забывает о таких "накладках" в годы 
войны, как расстрел фашистами 27 политических заключенных 22 
октября 1941 года в городе Шатобриан, о 99 повешенных в городе 
Тюлль 9 июня 1044 года, о 75 тысячах депортированных 
французских евреев, из которых остались в живых только 2500, о 
пытках, которым подвергало гестапо французов в своей штаб-
квартире на парижской улице Лористон.
Однако матерый политический волк не желает отказываться от 
своих слов. Выступая после скандального интервью журналу 
"Ривароль" на радиостанции РТЛ, он снова настаивал на том, что 
Франция гораздо меньше пострадала от немецкой оккупации, чем 
другие страны. Он утверждает, что ему пытаются заткнуть рот, 
лишают свободы слова: "Я считаю скандальным то, что через 60 
лет после окончания Второй мировой войны нельзя ясно и 
последовательно выражать свою точку зрения по этим вопросам и 
свободно обсуждать факты, имевшие место в годы оккупации". Это 
не первая попытка Жан-Мари Ле Пена подвергнуть ревизии 
прошлое. Несколько лет назад он назвал существование газовых 
камер не более чем "деталью" в истории последней войны.
Здесь не забыли и о том, что с января по март 1957 г. нынешний 
лидер Национального фронта был лейтенантом в первом полку 
парашютистов, который проводил "зачистки" среди бойцов Фронта 
национального освобождения (ФНО) Алжира. "Вечером 2 февраля в 
нашем доме появились два десятка солдат во главе с Ле Пеном, - 
вспоминал Абделькадер Аммур, который состоял в рядах ФНО. - 
Французы искали оружие. Они заставили меня лечь на пол и стали 
водить по моему телу включенными прямо в розетку кончиками 
электрических проводов..." Аналогичные показания дали другие 
алжирцы. Еще один боец ФНО Мохамед Абделлауи вспоминал, как 
его насильно накачивали водой до тех пор, пока живот не 
раздулся до чудовищных размеров, а вода текла из носа и ушей. 
Он не выдержал пыток и выдал Ле Пену имена всех своих 
товарищей. Все четверо предпочитали не рассказывать о том, что 
им пришлось пережить. Тем не менее, они все-таки дали 
показания после того, как почти 6 миллионов французов 
проголосовали за Ле Пена на президентских выборах 2002 г.
В свое время и сам главарь французских ультра не делал из 
этого тайны. "Мне нечего скрывать, - заявил он в 1962 г. в 
интервью газете "Комба". - Я пытал, потому что это надо было 
делать. Когда тебе приводят человека, который только что 
заложил 20 бомб, готовых в любой момент взорваться, и который 
отказывается говорить, надо применять исключительные меры, 
чтобы заставить его признаться". В интервью израильской газете 
"Гаарец" лидер ультра говорил: "Надо говорить не о пытках, а о 
допросах с пристрастием". Впоследствии Ле Пен открестился от 
своих заявлений, подавал в суд на своих "обидчиков", обвиняя 
их в диффамации, и неизменно проигрывал процессы. Кассационный 
суд дважды подтвердил тот факт, что Жан-Мари Ле Пен пытал 
своих пленников в годы алжирской войны.
Национальный фронт, насчитывающий примерно 25 тысяч членов, 
по-прежнему обладает немалыми ресурсами хотя бы по той 
причине, что его идеи проникли в широкие массы. Некоторые 
опросы свидетельствуют о том, что ультраправые взгляды 
поддерживают 28% французов. Подспудно идет процесс, получивший 
здесь название "лепенизации" мозгов: до 40% французов в той 
или иной мере разделяют ультраправую позицию по вопросам 
безопасности и правосудия, несколько меньше - по проблемам 
налогов и иммиграции. В результате почти половина французов 
чувствует себя "не совсем дома" в родном отечестве, требуя 
больше порядка, а свыше трети выступают за восстановление 
смертной казни, отмененной в 1981 г.





Актриса весна аккорды