Русский курьер
14 Января 2005

Арабы держат лукашенко "за своего". но денег не дают

Едва отметив православное Рождество, белорусское руководство 
принялось "расширять и углублять" отношения с мусульманским 
миром. С начала недели в Минске гостят представители Судана. 
Чуть раньше здесь же с распростертыми объятиями принимали 
ливийскую делегацию. В общем ближневосточный вектор в 
белорусской политике и экономике - это всерьез и надолго.
Идея завязать тесные отношения с арабскими странами возникла у 
официального Минска еще в середине 1990-х гг. Руководство 
Беларуси решило сойтись с ближневосточными государствами на 
почве общих ценностей, а именно антиамериканизма. 
Предполагалось, что идеологическая общность сильно 
поспособствует развитию экономических отношений, и нефтяные 
доллары рекой хлынут в Беларусь в виде инвестиций, кредитов и 
просто безвозмездных даров. К тому времени формула "Нефть в 
обмен на поцелуи" была успешно опробована в отношениях с 
Россией, что вселяло особый оптимизм.
Но арабы оказались порасчетливее Кремля, готового в то время 
за декларации о славянском братстве регулярно списывать 
союзнику долги и предоставлять всяческие преференции. 
Заверения в вечной дружбе на Ближнем Востоке принимали 
благосклонно, но особой щедрости при этом не проявляли. И по 
сей день основной товарооборот у Беларуси приходится на Россию 
и Евросоюз, а никак не на арабские страны. Хотя, как заявил 
Александр Лукашенко, "когда я приезжаю в любое мусульманское 
государство, меня там встречают как своего человека".
- В экономическом плане я бы не назвал отношения между 
Беларусью и ближневосточными странами существенными, - сказал 
корреспонденту "РК" председатель Совета аналитического центра 
"Стратегия" Леонид Заико. - Идею идти на Восток высказывал в 
свое время еще Жириновский. Белорусы ходили туда с большим 
желанием, но маленьким результатом. Если брать основные потоки 
товаров, то ближневосточные страны в списке партнеров Беларуси 
находятся в самом конце. Хотя есть векторы взаимодействия, 
которые не проходят по официальной статистике.
Западная пресса неоднократно утверждала, что именно на Ближний 
Восток белорусское руководство тайно сплавляет арсеналы, 
оставшиеся в стране еще с советских времен. Тому же Хартуму 
продавали не только тракторы "Беларусь". Даже по информации, 
распространенной МИДом Беларуси, в 2003 г. в Судан были 
проданы 9 боевых машин пехоты БМП-2, 39 бронированных 
разведывательно-дозорных машин БРДМ-2, 16 буксируемых гаубиц 
Д-30, 10 самоходных гаубиц 2С1 "Гвоздика" и 6 реактивных 
систем залпового огня "Град-1" и "Град".
Как замечает еженедельник "Белорусский рынок", особый интерес 
для арабов представляют современные автоматизированные системы 
управления оружием и войсками; электронные и электронно-
оптические системы наведения и прицеливания; средства 
радиоэлектронной борьбы и разведки; бортовые авиационные 
приборные комплексы. К слову, немалая часть поставляемой в 
ближневосточные страны техники может иметь двойное назначение. 
Тому же саддамовскому Ираку белорусы в свое время продали 
подозрительно большое количество зерно- и мусороперевозчиков.
По некоторым сведениям, именно для обсуждения подобных 
деликатных вопросов президент Судана Омар аль-Башир посещал 
Минск летом прошлого года. Тогда Александр Лукашенко заявил, 
что считает Судан очень перспективным партнером. На первый 
взгляд, эти слова в отношении государства, в котором много лет 
бушевала гражданская война, являлись просто данью вежливости. 
Однако в реальности официальные белорусские идеологи 
рассматривают Судан в качестве ключа к арабскому миру. С самим 
аль-Баширом, рассуждают они, конечно, много не наторгуешь, но 
тот факт, что мы не боимся поддерживать отношения со страной, 
до последнего времени горячо нелюбимой Западом, зачтется более 
богатыми ближневосточными государствами. И воображение опять 
рисовало нефтедолларовые реки с кисельными берегами...
На практике дело ограничивается точечными инвестициями и 
смехотворными кредитами. Тем не менее ближневосточных 
бизнесменов привечают в Минске несколько охотнее, чем 
российских. К примеру, первый оператор GSM в Беларуси был 
создан именно с участием арабского капитала, хотя за 
возможность вложить деньги в развитие здесь мобильной связи 
боролись многие авторитетные московские компании. Но Лукашенко 
опасается, что российский бизнес пожелает обрести в его 
вотчине не только экономическое, но и политическое влияние. 
Поэтому он ставит всевозможные барьеры для инвестиций от 
братьев-славян, а арабским капиталовложениям готов дать 
зеленый свет (по крайней мере, в некоторых отраслях).
Только вот дивиденды от такой позиции оказались значительно 
меньшими, чем планировалось. Фактически Лукашенко, 
рассчитывавший выгодно продать свою дружбу, вынужден 
приятельствовать на этом направлении почти бескорыстно...





продажа ссылок с главной