Известия (Москва)
30 Марта 2005

Президент северной осетии - алании александр дзасохов: "на кавказе целое поколение выросло в режиме тотального конфликта"

Несостоявшиеся в понедельник акции протеста в Ингушетии стали 
для некоторых экспертов поводом провести параллель между 
событиями в Киргизии и на Северном Кавказе. Об этих параллелях 
и реальном положении дел на Кавказе президент Северной Осетии 
Александр Дзасохов рассказал обозревателю "Известий" Наталье 
Ратиани.
известия: Сразу же после событий в Беслане много говорили о 
необходимости как можно быстрее выработать государственную 
политику на Северном Кавказе. Почему за полгода так ничего и 
не было сформулировано?
Александр Дзасохов: Вначале было заявлено, что у нас будет 
создано министерство по делам национальной политики, потом оно 
трансформировалось в Министерство по делам региональной 
политики. Национальные грани как-то незаметно были стерты.
Не знаю, сколько еще надо повторять тезис о том, что нужны 
глубокие, прикладные исследования по Кавказу. В России есть 
институты Европы, США и Канады, Африки, востоковедения, но 
института Кавказа - нет. Мои предложения на эту тему остаются 
без ответа. А на Кавказе тем временем уже целое поколение 
выросло в режиме тотального конфликта. Наша задача, не 
откладывая, постараться интегрировать их в окружающий мир, 
избавить от опасных синдромов и фобий, потому что завтра ими 
однозначно займутся другие.
известия: Один из бесланских вопросов, который остается без 
ответа, - правильно ли руководство операцией было возложено на 
руководителя УФСБ по Северной Осетии генерала Андреева, а 
заместитель главы ФСБ Проничев был лишь консультантом? Не было 
ли нескоординированности работы спецслужб на первом этапе?
Дзасохов: Летом прошлого года все силовики в регионах были 
выведены из подчинения губернаторов. В августе прошлого года 
была принята директива, согласно которой в регионах 
организовывались группы оперативного управления. И 
руководителям этих групп были делегированы сверхполномочия, 
несмотря на то что они были в звании полковников. Они 
оперативно должны были управлять другими силовыми структурами, 
но даже не успели приступить к выполнению своих обязанностей.
В государстве должно быть одно - высокопрофессиональное, 
мобильное - ведомство, которое стало бы центром быстрого 
реагирования на такого рода случаи. Чтобы исполнители не ждали 
приказов, не пытались переложить руководство выполнением 
задачи на других. Попытки возвеличить координирующую роль 
одного ведомства ни к чему хорошему не приводят. Надеюсь, в 
рамках послебеслановских мероприятий будет принято решение о 
создании такого сильного ведомство. Ведь когда ЧП происходит, 
мы же никого, кроме МЧС, не видим, и они, не дожидаясь 
приказов, реагируют на ситуацию.
известия: Опасны ли псевдореволюции среднеазиатского разлива 
для России - в частности, для Северного Кавказа?
Дзасохов: Для происходящих в Киргизии событий можно 
использовать понятие "революция". Но не надо забывать, что 
несколько раньше событий в Грузии, на Украине, да и в Киргизии 
произошла планетарная информационная революция, масштабы и 
скорости которой не мог предвидеть никто. События, 
происходящие на одном конце мира, тут же беспрепятственно 
становятся известны на другом.
В событиях в Киргизии легко проследить заимствование форм 
поведения больших групп людей, протестовавших в Грузии и на 
Украине. Элита Киргизии примеряла на себя европейские одежды 
демократии. Но развязка оказалась прямо противоположной 
заявлениям о приверженности демократическим ценностям. Не 
думаю, что было достаточно оснований захватывать власть таким 
жестоким и нелегитимным путем.
Некоторые аналитики считают, что это вторая волна происходящих 
на постсоветском пространстве глубоких политических перемен. 
Ельцин ушел в России, Шеварднадзе - в Грузии, Кучма - на 
Украине. Я за то, чтобы происходила смена поколений политиков. 
Но даже там, где бескровно - путем бархатных революций - 
произошла смена власти, жизнь людей не улучшилась. Зачастую 
она даже стала хуже, чем была. Получается - власть взяли, а 
что с ней дальше делать, не знают.
Россия на фоне этих уроков стоит перед необходимостью 
обеспечения своих национальных интересов и сохранения общего 
экономического и гуманитарного пространства в рамках 
Содружества. Уровень внешнего влияния на политические события 
в государствах СНГ со стороны Евроатлантического сообщества 
избыточен. Это мое заявление - не рецидив холодной войны. 
Прослеживается линия не на отрицание роли России как 
международного партнера, а на ослабление ее влияния в этих 
странах. В начале 90-х в СССР произошло политическое 
землетрясение, но фундамент содружества все же остался. 
Сколько же мы будем спокойно смотреть, как разрушается уже 
этот фундамент?
Полный текст интервью читайте на сайте www.izvestia.ru





решение суда