Известия
2 Февраля 2005

"ты гонишь!.. я гоню?"

"Люди древнейших профессий" в театре "Школа современной пьесы"
Драматург Михаил Угаров, который довольно успешно занимается 
режиссурой (причем ставит исключительно коллег-современников и 
себя самого), выпустил спектакль "Люди древнейших профессий" 
по пьесе молодого драматурга Данилы Привалова. Получился 
роковой капустник.
Бог, как известно, любит троицу. На сцене всех по трое: три 
киллера, три бизнесмена, три милиционера, три девицы без 
определенного рода занятий. Три актера - Олег Долин, Степан 
Рожнов, Алексей Гнилицкий - играют всех персонажей-мужчин. На 
фоне мусорной кучи, где лежат ведра, трубы, какое-то тряпье, 
пила, разыгрывается забавный триллер: бизнесмены охотятся за 
деньгами, за бизнесменами охотятся киллеры, за киллерами - 
милиционеры. На бизнесменах галстуки, надетые на майки: 
осколки одежды, добытые на вселенской мусорной куче, которой, 
если верить спектаклю, и является наша жизнь. Жизнь как 
помойка и одновременно беспрестанная охота: метафора заявлена 
сразу.
Речь персонажей - тоже мусор: "Ты гонишь. - Не гоню. - Ты 
гонишь. - Не гоню. - Ты гонишь. - Задолбали. - А что он 
говорит, что я гоню?.." На сцене пьеса Привалова сильно 
выигрывает: эти слова гораздо привычнее слышать, чем читать. 
Про такие пьесы принято говорить: "Сама жизнь ворвалась в 
искусство!" В том смысле, что трамвайно-базарная речь, почти 
без обработки, вываливается на бумагу. Вопрос - как это 
играть? Призвать на помощь актерское перевоплощение и элементы 
психологического театра? Но перевоплощаться актерам не в кого 
- здесь, по сути, нет героев. Какой бы восхитительно уличной 
ни была речь персонажей, она больше говорит об улице, чем о 
тех, кто ее населяет. Поэтому цель актеров - создание 
атмосферы веселящего страха, забойной бессмысленности 
происходящего. Что всех убьют, понятно сразу, и три (а как 
иначе?) могильщика всех зароют в землю. То есть обреченность 
на смерть - хочется сказать, задана свыше, но никакого "свыше" 
здесь быть не может. Случайно родились, случайные слова 
произнесли, случайно в землю полегли.
Оратория Стравинского "Царь Эдип", что звучит между эпизодами, 
должна все-таки навеять тему рока, но особого свойства: не 
торжественной предопределенности, а нелепой случайности. Клубы 
пара, что порой заполняют сцену, тоже намекают, что в этой 
истории все не так-то просто и весело. То есть все чепуховые 
элементы спектакля - а в художественном отношении здесь 
немного изысканных приемов - нагроможденные друг на друга, 
служат главной режиссерской цели: представить наше 
существование как несусветную Чепуху. Великая Чепуха, 
вселенская Чушь.
Михаил Угаров усложняет пьесу Привалова - добавляет трех 
непредусмотренных автором девушек. Актрисы Екатерина 
Директоренко, Татьяна Циренина, Марианна Дырзу сами написали 
очень смешные монологи для своих героинь. Девушки рассказывают 
о своем детстве, как, впрочем, это делают и милиционеры, и 
киллеры. Этот приемчик, честно говоря, поднадоел: выйдет 
какой-нибудь злодей и давай про детство рассказывать, душу 
обнажать. Все в традициях русской литературы: "покажите мне 
киллера, но не забудьте, что и он тоже человек". Вот тебе и 
ирония, вот тебе и игра со всем и вся. Сказать, что эти 
моменты были ироничны, нельзя: это как раз зоны серьезного 
высказывания в игровом пространстве. Словом, в одном спектакле 
сошлись капустник и серьез, герои же - уроды и люди 
одновременно, как частенько бывает.
Сколько бы ни было претензий к такого рода постановкам, 
появление новых пьес, молодых актеров, попытки 
экспериментировать, должны только приветствоваться. Новый 
театральный язык скорее и естественней может возникнуть на 
почве новой драмы. Мейерхольд говорил: "Драматургия 
подсказывает театр".
Такие спектакли помогают вспахать поле, которое огромно и не 
ограничивается одним гектаром, где произрастает классическая 
драма и психологический театр. Главное - что на этом поле 
вырастет потом, но без такой "пахоты" не взойдет совсем 
ничего. И мы будем вечно смотреть, как завывают три сестры, 
Треплев в который раз убивает чайку, а Отелло душит очередную 
Дездемону.





СЭТ-4ТМ


СЭТ-4ТМ
СЭТ-4ТМ имеют несколько модификаций, отличающихся классом точности, номинальным напряжением, числом интерфейсов и наличием резервного блока питания. СЭТ-4ТМ предназначены для измерения и многотарифного учета активной и реактивной электроэнергии. СЭТ-4ТМ могут применяться как средство коммерческого или технического учета электроэнергии в бытовом и мелко-моторном секторах.